Лапароскопия при пахово-мошоночной грыже у грудничка

У моего сынишки в месячном возрасте обнаружилась двусторонняя паховая грыжа. Вердикт хирурга в районной поликлинике: оперативное лечение, но только после года. Однако года мы так и не дождались – в восьмимесячном возрасте малыш был прооперирован. А о том, почему так получилось и как мы к этому пришли, я хотела бы рассказать ниже. Возможно, мой личный опыт пригодится тем, кто столкнулся с аналогичной проблемой.

Диагноз: паховая грыжа

Итак, начну издалека, а именно – с самого начала. Ребенок родился в срок, роды прошли без осложнений, пупочек заживал как надо – в общем, ничего не предвещало проблем. Единственное, примерно к трехнедельному возрасту ребенка начали мучить сильнейшие колики.

Ближе к месяцу я решила на всякий случай внимательно осмотреть малыша, чтобы потом, на плановом приеме получить ответы на интересующие меня вопросы. Вспомнив о том, что грыжи бывают не только пупочными, но и паховыми, я решила легонько ощупать область сбоку от лобка: чуть надавила – и что-то булькнуло, с другой стороны – то же самое… Сказать, что я расстроилась – это не сказать ничего! Между прочим, никаких внешних проявлений этих грыж я не замечала, ведь месячные детки все в складочках, пухленькие, а проверять полезла просто так, для собственного успокоения. Вот и успокоилась!

Сомнений в диагнозе у меня уже не было, поэтому, когда хирург подтвердил наличие у моего сына двусторонней паховой грыжи, я восприняла эту информацию спокойно. Поинтересовалась лишь, что теперь с этим делать. Нам сказали приходить на прием раз в месяц, чтобы доктор мог отслеживать динамику, а операцию делать после года (если, конечно, не ущемится раньше), так как в этом возрасте риск осложнений значительно меньше.

Динамика

К двум месяцам стало только хуже: грыжа с правой стороны так и осталась паховой, а вот с левой пошла в мошонку. Диагноз по результатам осмотра – правосторонняя паховая и левосторонняя пахово-мошоночная грыжи.

Надо сказать, что мы выполняли все рекомендации врачей, активно занимались на фитболе, очень много лежали на животе и всячески укрепляли мышцы, но несмотря на это к трем месяцам ситуация не изменилась.

А вот после наметилась-таки положительная динамика. Грыжа с правой стороны стала появляться всё реже, да и пахово-мошоночная хоть и не делась никуда, но заметно уменьшилась.

Все это время у сына наблюдались серьезнейшие проблемы со стулом – запоры. Сначала помогало подтягивание ножек к животу, потом только газоотводная трубочка или Дюфалак, от которого пришлось отказаться по рекомендации хирурга. Этот препарат хотя и справляется со своей задачей, но способствует повышенному газообразованию, а при наличии грыж это не лучший выход из ситуации. Далее в ход пошли микроклизмы и глицериновые свечи, и это всё при том, что до 4-х месяцев ребенок находился исключительно на ГВ. Все эти наши мучения сопровождались сильнейшими коликами, ребенок был очень беспокойным.

Дальше – лучше. С правой стороны грыжа будто и вовсе исчезла, пахово-мошоночная с левой оставалась, но показывалась все реже, даже не каждый день. На приеме в 7 месяцев хирург предположила, что грыжи с правой стороны, возможно, уже и нет, и направила нас на контрольное УЗИ, чтобы в этом удостовериться. У меня появилась робкая надежда на то, что к году всё само собой пройдет и операция не потребуется.

Ущемление паховой грыжи

Прошло еще три недели. Записаться на УЗИ, чтобы подтвердить радостную новость, мне все никак не удавалось – записи не было, а малыш тем временем рос, развивался, научился быстро ползать и стоять. На фоне новых умелок началось стремительное увеличение пахово-мошоночной грыжи слева, правосторонняя грыжа по-прежнему не давала о себе знать.

После 8-ми месяцев стало еще хуже: буквально каждый раз, как я меняла ребенку памперс, я отмечала ухудшение с левой стороны (правосторонняя паховая грыжа по-прежнему не проявлялась). Стало понятно, что до года мы не доходим, поэтому я приняла решение в первый же рабочий день (а были майские праздники) бежать к хирургу за направлением на операцию.

Рабочего дня мы так и не дождались. Ребенок активно ползал по ковру и вдруг внезапно заплакал, горько так, обиженно, со слезами. Взяли на ручки – не помогло, попробовали покормить – продолжил рыдать, да еще и срыгнул фонтаном. Тут я заподозрила неладное, раскрыла памперс, а там обе (!) грыжи во всей красе! Ущемились обе, даже малюсенькая паховая справа, которую я умудрилась аккуратно вправить. Как только я это сделала, ребенок стал спокойнее, видимо, прошел какой-то спазм. После чего удалось вправить и пахово-мошоночную грыжу слева тоже.

Как я уже писала, у ребенка наблюдались проблемы со стулом (очень редкий и от этого твердый), и в тот же день ему как раз нужно было поставить глицериновую свечку, чтобы вызвать стул. В общем-то, я отдавала себе отчет в том, что эти действия могут спровоцировать повторное и более сильное ущемление, но так как ребенку какать в любом случае надо, свечку поставила. Так оно и вышло: ребенок начал тужиться, грыжа ущемилась, вправить я её уже не могла, так что вызвала скорую помощь.

Пока ехала скорая помощь, ребенок, несмотря на все свои мучения, умудрился сходить в туалет, а еще через некоторое время перестал плакать, из чего я сделала вывод, что ущемление всё же ушло, но смотреть не стала – пусть посмотрит доктор, это ведь зрелище не для слабонервных… При осмотре врачом скорой помощи малыш сильно плакал, когда тот пытался вправить грыжу, хотя с виду она уже была не ущемлена или, возможно, не так сильно ущемлена, как до этого. Затем врач сказал, что не может с уверенностью сказать, прошло ли ущемление, и нас повезли в Филатовскую больницу.

В больнице

В приемном отделении диагностировали состояние после ущемления левосторонней пахово-мошоночной грыжи и, сказав, что экстренно оперировать нас не будут, предложили либо госпитализироваться, обследоваться и оперироваться в плановом порядке, либо отправляться домой и записываться на операцию, предупредив, что ущемление может произойти вновь в любой момент, а очереди на операцию большие.

Мы выбрали первый вариант. В больнице ребенку сделали ЭКГ, взяли анализы крови из вены и из пальца, также мы сдали анализ мочи. Сама операция была назначена через неделю. Лечащий врач сказал, что это будет лапароскопия, и поинтересовался, знаю, ли я что это такое. Мне казалось, что я знаю, о чем я ему и сообщила. Однако, как оказалось, знала я далеко не всё.

На выходные нас отпустили домой, и, конечно же, по закону подлости произошло ущемление, вправить которое я не могла. Зная уже, что через некоторое время оно может пройти само, я решила немного подождать, прежде чем ехать в больницу, взяла ребенка на руки и стала носить. Действительно, минут через 20 ребенок успокоился, и мы продолжили дожидаться назначенного дня.

Находясь дома, я решила почитать рассказы других мамочек о том, как проходили операции по поводу паховых грыж у их детей. Оказалось, что ребенка забирают минут на 20, наркоз – масочный. Вроде бы всё не так страшно, особенно после того, как я насмотрелась на «тяжелых» детей, перенесших по нескольку серьезных операций, а таких в больнице было большинство. Я настроилась на то, что минут 20 или 40 (у нас ведь двусторонняя грыжа) я как-нибудь совладаю со своими эмоциями, к тому же у нас лапароскопия, так что надрезики совсем маленькие будут.

Лапароскопическая герниопластика двусторонней паховой грыжи

Наконец, настал день операции. Кстати, мне сказали, что ребенка последний раз можно покормить в 5 утра, то есть за 4 часа до операции, и это меня очень обрадовало. Я ведь думала, что последнее кормление – накануне вечером.

Нас пригласили к анестезиологу, и тут меня ждал неприятный сюрприз: оказалось, что лапароскопия – это не только маленькие надрезики, но еще и эндотрахеальный наркоз (то есть с искусственной вентиляцией легких). Да и ребенка мне принесут не через 40 минут, а часа через 1,5-2. Да уж, шок – это по-нашему! Но винить в этом приходится только саму себя… Дрожащими руками я отдала сынишку анестезиологу и вернулась в палату.

Через час пришел оперировавший хирург и сказал, что операция прошла успешна и грыжа действительно оказалась двусторонней – ушили с обеих сторон. Вот этот момент надо немного объяснить: пока мы находились в больнице, грыжа с правой стороны вообще не давала о себе знать, поэтому диагноз нам ставили – левосторонняя пахово-мошоночная. Все мои попытки донести до врачей, что грыжа есть и с другой стороны, пропускались мимо ушей. Лишь перед операцией врач сказал, что проверит наличие грыжи с другой стороны во время лапароскопии.

Еще через час принесли малыша, конечно, вялого и капризного, но главное, что живого и здорового! Разрешили поить через 2 часа, а кормить – через 4.

Из больницы нас выписали уже на следующий день. На животе у ребенка была утягивающая повязка, поэтому я не могла видеть, где находятся надрезы, зато от грыж не осталось и следа – приятно смотреть!

Через неделю нам сказали снять повязку и пластыри. Смазав ватку маслом, я аккуратненько всё отлепила и обнаружила три малюсеньких надрезика, которые уже почти зажили.

Мама Саши специально для www.kinderok.ru.

*Дорогие мамы, папы, бабушки и дедушки присылайте свои рассказы на kinderok@list.ru. Ведь нет ничего важнее и полезнее личного опыта.
 
Добавить комментарий
Поиск по сайту